Союз для взрослых и общительных людей!!!

Оглавление

Советские танки Второй мировой войны
Лёгкие танки
ПЛАВАЮЩИЙ ТАНК Т-37А
ПЛАВАЮЩИЙ ТАНК Т-38
ТАНК Т-26
ТАНК БТ-7
ПЛАВАЮЩИЙ ТАНК Т-40
ТАНК Т-50
ТАНК Т-60
ТАНК Т-70
Средние танки
ТАНК Т-28
ТАНК Т-34
ТАНК Т-34–85
ТАНК Т-44
Тяжёлые танки
ТАНК Т-35
ТАНК КВ
ТАНК ИС-2
ТАНК ИС-3
Организация танковых войск Красной Армии
Иллюстрации

Советские танки Второй мировой войны

«Были времена, когда нашей пехоте приходилось наступать с помощью одной артиллерии, совсем без танков; бывало и так, что танков не хватало, и приходилось в каждом конкретном случае решать, как их использовать в качестве непосредственной поддержки пехоты или более массированно, в кулаке, для развития прорыва. А теперь вот наступило время, когда мы благодаря упорной, самоотверженной работе нашего тыла, нашего рабочего класса имели достаточное количество танков и для того, чтобы насытить ими боевые порядки пехоты, и для того, чтобы иметь их в качестве мощных кулаков танковых армий и корпусов, способных развивать прорыв на большую оперативную глубину», вспоминал маршал И. С. Конев в книге «Сорок пятый». 16 типов отечественных танков состояли на вооружении наших войск в период с 22 июня 1941 года по сентября 1945 года. В их число вошли и такие боевые машины, как Т-44 и ИС-3, обычно считающиеся послевоенными, хотя принятие их на вооружение и начало серийного выпуска пришлось именно на названный период.
В годы Великой Отечественной войны бронетанковые и механизированные войска Красной Армии включали в себя боевые машины трёх основных классов: лёгкие, средние и тяжёлые.

Лёгкие танки

Назначение боевых машин этого класса несколько раз менялось. В предвоенные годы лёгкие танки являлись основой танкового парка армии и предназначались как для ведения разведки (главным образом плавающие машины), так и для поддержки пехоты, борьбы с танками и т. д. Преобладание в войсках лёгких танков сохранилось и в начальный период Великой Отечественной войны. Их производство в силу относительной простоты и дешевизны удалось быстро развернуть на предприятиях автотракторной промышленности. Однако уже с 1942 года доля этих машин стала значительно сокращаться, а годом позже прекратилось и серийное производство. В конце войны лёгкие танки использовали только для разведки (постепенно передавая эту функцию бронетранспортёрам) и в качестве командирских машин в частях самоходной артиллерии.

ПЛАВАЮЩИЙ ТАНК Т-37А

Первый в мире по-настоящему надёжный плавающий танк был разработан и построен английской фирмой «Виккерс-Армстронг» в 1930–1931 годах. Эту машину, получившую обозначение «Виккерс-Карден-Ллойд» (А.4), можно считать родоначальницей всех последующих танков-амфибий. Её плавучесть обеспечивалась малой массой, корытообразной формой корпуса и поплавками из бальзы, укреплёнными над гусеницами. Карбюраторный двигатель «Медоус» мощностью 56 л. с. позволял развивать скорость на суше до 64 км/ч, а на плаву 9,7 км/ч. Движение на плаву осуществлялось за счёт гребного винта.
На основе закупленного «Виккерс-Карден-Ллойда» в 1932 году в СССР построили опытный плавающий танк Т-33 [1] (ведущий конструктор Н. А. Гинзбург), который мало чем отличался от английского прототипа. Корпус имел клёпаную конструкцию, к его бортам крепились поплавки, правда, уже не из дорогостоящей бальзы, а заполненные пробкой или сушёными водорослями. Во вращающейся башне, смещённой к левому борту, был установлен пулемёт ДТ. Башня поворачивалась вручную, с помощью приваренных изнутри рукояток. Двигатель «Форд-АА» размещался вдоль правого борта, а трансмиссия в передней части машины. При массе в 3 т танк развивал скорость на суше 45 км/ч, на плаву 5 км/ч. Подвеска танка блокированная, по две двухкатковых тележки с пластинчатыми рессорами на борт. Последние опорные катки задних тележек выполняли роль направляющих колёс.

Вслед за Т-33 на заводе № 37 в подмосковном Черкизове построили два опытных образца плавающего танка Т-41. Первый обладал большим запасом плавучести, но был слишком высок, имел нереверсивный винт и плохую управляемость на плаву, так как рули устанавливались не в потоке, а по бокам винта. На втором образце недостатки частично устранили, однако вследствие неудачно выбранной формы корпуса и неправильного расположения центра тяжести. при движении на плаву носовая часть танка зарывалась, а корма приподнималась.
В то же время в Ленинграде в Опытном конструкторско-машиностроительном отделе (ОКМО) был построен прототип плавающего танка Т-37. 11 августа 1933 года его приняли на вооружение, однако серийно он не производился.
В серию пошёл танк с ходовой частью Т-37, но с компоновкой по типу Т-41, созданный на заводе № 37 под руководством Н. Н. Козырева и получивший индекс Т-37А. Его корпус имел клепано-сварную конструкцию. Для увеличения водоизмещения к надгусеничным полкам слева и справа крепились поплавки, заполненные пробкой. Башня, с установленным в ней пулемётом ДТ, была смещена к правому борту, а автомобильный двигатель «Форд-АА» (ГАЗ-АА) к левому. Движение на плаву обеспечивалось гребным винтом с поворачивающимися лопастями. Поворот на плаву осуществлялся рулём. Для откачки воды на днище корпуса имелся специальный насос.
Танк находился в серийном производстве с 1933 по 1936 год. За это время выпустили 2627 танков. Следует отметить, что серийные машины имели два варианта корпусов и башен. Дело в том, что завод № 37 производил сборку, а корпуса и башни поступали с Подольского машиностроительного и Ижорского заводов.
Часть машин была оснащена радиостанцией 71-ТК-1 с поручневой антенной, крепившейся по периметру корпуса. Кроме того, заводом «Компрессор» в Москве на базе Т-37А строились химические (огнемётные) танки БХМ-4. Выпускался также съёмный огнедымовой прибор для танков.
Во время Киевских манёвров 1935 года была показана доставка танка Т-37А по воздуху на подвеске ПГ-12 под самолётом ТБ-3. Подвеска имела специальные быстроразъёмные узлы, позволявшие отделить танк от самолёта без выхода экипажа. Для этого у штурмана имелась специальная ручка. Судя по кинокадрам, когда танки, отделившись от самолёта, сразу начинали двигаться, экипажи танков находились во время полёта в своих машинах. Кроме посадочного десантирования, на Медвежьих озёрах под Москвой был осуществлён сброс танка Т-37А на воду с помощью подвески ТВД-2.
В рамках развития конструкции танка были разработаны опытные образцы Т-37Б и Т-37В, а также опытная самоходка СУ-37 с 45-мм пушкой.
Танки Т-37А состояли на вооружении разведывательных подразделений танковых дивизий и применялись в боях начального периода Великой Отечественной войны.

ПЛАВАЮЩИЙ ТАНК Т-38

В 1936 году на заводе № 37 имени С. Орджоникидзе под руководством нового главного конструктора Н. А. Астрова был разработан плавающий танк Т-38, в конструкции которого по возможности учли все достоинства и недостатки предшествующих моделей. В том же году началось его серийное производство.
Танк имел частично сварной, частично клёпаный корпус. Дополнительные поплавки, как на Т-37А, не предусматривались. Башня цилиндрической формы была смещена к правому борту. Пулемёт ДТ устанавливался в шаровой установке. Командир танка размещался слева на сиденье мотоциклетного типа, регулируемом по высоте, механик-водитель справа. Двигатель ГАЗ-АА устанавливался сзади вдоль оси танка. К коробке передач крепился редуктор отбора мощности на трёхлопастной гребной винт левого вращения. Поворот танка при движении на плаву осуществлялся рулём.
Ходовая часть танка в целом подобна танку Т-37А. По своим основным показателям танк Т-38 был вообще близок к своему предшественнику, однако замена дифференциала бортовыми фрикционами и отбор мощности на гребной винт через специальный редуктор существенно повысили его манёвренные качества.
В опытном порядке был построен танк Т-38М1 с подвеской лёгкого полубронированного тягача «Комсомолец». А вот вариант Т-38М2 с двигателем ГАЗ-M1 мощностью 50 л. с. производился серийно. Для усиления вооружения танка предприняли попытку установить на него автоматическую пушку ТНШ-20 калибра 20 мм. Однако стандартная башня оказалась слишком тесной для этой артсистемы.
На базе агрегатов Т-38 была построена самоходная артустановка, вооружённая 45-мм пушкой.
Помимо завода имени С. Орджоникидзе, Т-38 начал выпускать и Горьковский автомобильный завод (ГАЗ) в 1935 году он изготовил 36 танков такого типа. Последнее обстоятельство, по-видимому, и подтолкнуло газовцев на создание своей амфибии «в пику» Т-38.
Эта идея воплотилась в танке ТМ («Танк Молотова»), созданном на базе Т-37. Он был существенно длиннее: вместо двух тележек опорных катков установили три. Наиболее же существенной его особенностью стало наличие двух двигателей ГАЗ-М1, установленных параллельно. Поскольку ТМ не имел никаких существенных преимуществ перед Т-38, то серийно его не выпускали.



Как и Т-37, часть «тридцать восьмых» оснащалась радиостанцией 71-ТК-1.
В 1939 году в НИИ № 20 была разработана телемеханическая (радиоуправляемая) группа танков Т-38, вооружённых, помимо пулемётов, и огнемётами. Она состояла из телетанка Т Т-38 и танка управления ТУ-38. Дальнейшего развития эксперимент не получил.
На базе Т-38 завод «Компрессор» в опытном порядке построил огнемётный танк ХТ-38, который серийно не выпускался.
Всего же с 1936 по 1939 год изготовили 1340 танков Т-38. В 1941 году вместе с Т-37А они состояли на вооружении разведподразделений танковых дивизий и в основном применялись в боях начального периода Великой Отечественной войны, когда и были почти все потеряны. Некоторое количество этих машин использовалось в тылу для учебных целей. Последний же случай боевого применения Т-38 относится, по-видимому, к 1944 году, когда один батальон этих машин совместно с батальоном плавающих автомобилей «Форд GPA» принял участие в форсировании реки Свирь.

ТАНК Т-26

28 мая 1930 года советская закупочная комиссия, возглавляемая И. А. Халепским, начальником только что созданного Управления механизации и моторизации РККА, заключила контракт с английской фирмой «Виккерс» о производстве для СССР 15 двухбашенных танков «Виккерс» 6-тонный.
Первые поставленные машины (получившие у нас обозначение В-26) послужили прототипом для создания танков ТММ-1 и ТММ-2 с шестицилиндровым двигателем «Геркулес», однако в серийное производство они запушены не были.
13 февраля 1931 года постановлением Реввоенсовета СССР танк «Виккерс» приняли на вооружение Красной Армии под индексом Т-26. Его производство первоначально предполагалось развернуть на строящемся Челябинском тракторном заводе, затем на Сталинградском (тоже строящемся), но в итоге остановились на ленинградском заводе «Большевик», уже имевшем опыт танкостроения. Проектные работы по подготовке серийного производства, как, впрочем, и все дальнейшие работы по модернизации танка, проводились под руководством С. А. Гинзбурга.
Для выполнения большой программы производства Т-26 заводом «Большевик» были выделены цеха, выпускавшие танки, и образован самостоятельный завод № 174 имени К. Е. Ворошилова.
Первоначально двухбашенный вариант мало чем отличался от британского прототипа. Клёпаный корпус танка имел коробчатое сечение. На подбашенной коробке с вертикальным лобовым листом на шариковых опорах размещались две башни цилиндрической формы. В каждой из них предусматривалось место для одного члена экипажа и устанавливался пулемёт ДТ. Механик-водитель располагался в передней части корпуса справа. В 1932 году в правой башне вместо пулемёта ДТ стали устанавливать 37-мм пушку Гочкиса, её боекомплект состоял из 113 выстрелов. Боевая масса двухбашенного пулемётного варианта Т-26 составляла 8 т, а двухбашенного пушечно-пулемётного 8,4 т.


В 1933 году началось производство однобашенного варианта, которому было суждено стать самым массовым. Корпус машины в конструктивном отношении остался практически без изменений, но толщина брони несколько увеличилась. Цилиндрическая башня с развитой кормовой нишей устанавливалась ближе к левому борту. В задней части ниши находился люк с дверцей для демонтажа пушки. На крыше башни имелись два люка для посадки экипажа. Вооружение состояло из 45-мм танковой пушки образца 1932 года и спаренного с нею пулемёта ДТ. В качестве приборов наблюдения применялись смотровые щели со стеклоблоками в корпусе и башне. Средством внешней связи служили сигнальные флажки, впрочем, на части танков устанавливалась радиостанция 71-ТК-1 с поручневой антенной. Компоновка танка, двигатель, трансмиссия и ходовая часть практически не изменились.


С 1935 года корпуса и башни танков стали изготавливать с использованием электросварки. Годом позже на опорных катках ввели съёмные бандажи, изменили натяжной механизм и установили пулемёт ДТ в нише башни. При этом боекомплект пушки сократился до 102 выстрелов (на танках без радиостанции), а масса танка возросла до 9,65 т. В 1937 году на части машин стали монтировать зенитные пулемёты на турельных установках П-40, на пушке поставили фару-прожектор. Двигатель форсировали, и его максимальная мощность возросла до 95 л. с. Вновь несколько увеличилась масса танка.
Крупную модернизацию осуществили в 1938 году. Корпус танка почти не подвергся изменениям, лишь был введён люк-лаз в днище. Вместо цилиндрической установили башню конической формы с 45-мм пушкой образца 1934 года. В пушках выпуска 1937 и 1938 годов появился электрический затвор, обеспечивавший производство выстрела ударным способом и с помощью электротока. Пушки с электрозатвором оснащались телескопическим прицелом ТОП-1 (с 1938 года ТОС), стабилизированным в вертикальной плоскости. В отличие от танков прежних выпусков, на машине поставили два топливных бака ёмкостью 110 и 180 л, что позволило увеличить запас хода.
В 1939 году прошла очередная модернизация танка, в результате ввели подбашенную коробку с наклонными бронелистами, на части машин изъяли кормовой пулемёт, а вместо него смонтировали дополнительную боеукладку на 32 снаряда. Некоторым изменениям подвергся двигатель (поднята степень сжатия), после чего его мощность достигла 97 л.с.
Наконец, в 1940 году был проведён последний цикл изменений конструкции танка Т-26. На часть машин во время войны с Финляндией установили экраны. Цементированную броню подбашенной коробки толщиной 15 мм заменили на гомогенную, толщиной 20 мм. Кроме того, ввели унифицированный смотровой прибор, новый погон башни. Масса «двадцать шестого» с экранами уже превысила 12 т.



На базе линейных танков в довольно значительных количествах строились огнемётные (по тогдашней терминологии химические) танки. Здесь в первую очередь следует упомянуть танк ОТ-26, созданный на базе двухбашенного варианта. При этом левая башня была демонтирована, а в корпусе под ней разместили огнемётное оборудование резервуар для огнесмеси на 360 л, три баллона со сжатым воздухом, бензиновый бачок ёмкостью 0,7 л, брандспойт и систему зажигания. В правой башне устанавливался огнемёт пневматического типа и пулемёт ДТ (боекомплект 1512 патронов). Наведение огнемёта и пулемёта на цель осуществлялось с помощью плечевого упора. Кроме огнемёта, танк оборудовался системой дымопуска.
Другой танк ОТ-130 строился уже на базе однобашенного варианта Т-26. Башня была смещена вправо относительно продольной оси танка. Слева от неё находились два резервуара для огнесмеси общей ёмкостью 400 л. Дальность огнеметания на смеси мазута с керосином составляла 50 м. Количество односекундных выстрелов 40. За один выстрел выбрасывалось 9 л огнесмеси, которая поджигалась от факела горящего бензина, а бензин от электрозапальной свечи.
Силовая установка, трансмиссия и ходовая часть огнемётных танков оставались без изменений. Радиостанциями они не оборудовались. Всего в «химическом» варианте было выпущено около 1,5 тысячи боевых машин. Из них формировались химические танковые батальоны и даже бригады.
Помимо огнемётных танков, на базе Т-26 выпускалось довольно много самоходных артиллерийских установок. В опытном порядке СУ-1, АТ-1 и СУ-6, причём последняя оснащалась зенитной 76-мм пушкой образца 1931 года. А вот самоходок, так называемого «малого триплекса», на унифицированном шасси было построено несколько десятков, и они состояли на вооружении ряда танковых бригад. В это семейство входили СУ-5–1 с 76-мм пушкой образца 1902/30 года, СУ-5–2 со 122-мм гаубицей и СУ-5–3 со 152-мм мортирой.
Кроме того, на базе Т-26, как малыми партиями, так и в качестве опытных образцов были созданы бронетранспортёр ТР-4, мостоукладчик СТ-26, минный тральщик, транспортёр для подвоза боеприпасов, бензоцистерна, ремонтный танк, артиллерийские тягачи и телетанки.
В общей сложности за 10 лет серийного производства с 1931 по 1941 год в войска поступило 11 208 танков Т-26 всех типов. Они достаточно интенсивно использовались в боевых действиях начального периода Великой Отечественной войны, а на некоторых участках советско-германского фронта, например, Ленинградском, вплоть до 1944 года. Последнее боевое применение Т-26 относится к 1945 году на Дальнем Востоке. Несколько танковых бригад, вооружённых этими боевыми машинами, участвовали в разгроме Квантунской армии.

ТАНК БТ-7

История этой боевой машины началась после закупки в США в 1930 году двух колёсно-гусеничных танков Кристи. Несколько усовершенствованный (вновь была разработана лишь башня с вооружением), этот танк приказом Реввоенсовета СССР от 23 мая 1931 года был принят на вооружение Красной Армии и запущен в серию под маркой БТ-2.
Танк имел клёпаный корпус коробчатого сечения с сужающейся носовой частью. В клёпаной башне цилиндрической формы раздельно размещались 37-мм пушка Б-3 и пулемёт ДТ. На 60 танках установка пулемёта отсутствовала, а на 350 в амбразуре пушки располагалась спаренная установка 7,62-мм пулемётов ДА-2. Наведение пушки или пулемётной установки по вертикали осуществлялось с помощью плечевого упора. Боекомплект состоял из 92 пушечных выстрелов и 2709 патронов.
Масса БТ-2 достигала 11 т. Толщина броневых листов колебалась от 6 (днище) до 13 (лоб, борт, корма корпуса и борта башни) мм. Экипаж состоял из двух человек. В кормовой части танка в силовом отделении находился американский авиационный 12-цилиндровый двигатель «Либерти» (или его отечественный аналог М-5) мощностью 400 л. с. при 1650 об/мин. Максимальная скорость на гусеницах достигала 52, на колёсах 72 км/ч; запас хода составлял соответственно 120 и 200 км. Танк имел четыре опорных катка большого диаметра на борт, задний из которых на колёсном ходу был ведущим, а передний управляемым. Переход с гусениц на колёса у хорошо подготовленного экипажа занимал от 30 минут до 1 часа. В 1932–1933 годах было изготовлено 620 танков БТ-2.

Во второй половине 1933 года в танковом цехе Харьковского паровозостроительного завода имени Коминтерна (ХПЗ) «двойку» сменил новый вариант БТ-5. Это был, по существу, тот же БТ-2, но с совершенно новой башней, в которой установили 45-мм танковую пушку образца 1932 года и спаренный с нею пулемёт ДТ. Башня стала двухместной, а экипаж увеличился до трёх человек. Конструкция корпуса, силовой установки, трансмиссии и ходовой части существенных изменений не претерпели. Масса «пятёрки» возросла незначительно до 11,5 т. Боекомплект 45-мм пушки состоял из 115 выстрелов при отсутствии на танке радиостанции и 72 выстрелов при её наличии. Боекомплект пулемёта ДТ составляли 2709 патронов. Радиостанция 71-ТК-1 имела поручневую антенну. В течение 1933–1934 годов заводские цеха покинули 1884 танка БТ-5.
Одновременно с работой над конструкторской документацией БТ-5, проводимой под руководством начальника КБ А. О. Фирсова, завод уже в январе 1933 года получил задание на разработку нового танка, в котором предполагалось устранить недостатки предшественников. Тактико-технические условия на новую машину предусматривали установку на нём двигателя М-17 более надёжного, чем применявшийся ранее М-5; полностью сварной корпус с улучшенной обзорностью для механика-водителя; увеличенную ёмкость топливных баков и, наконец, новую башню с 76-мм пушкой. Таким образом, планировалось создать «ударный колёсно-гусеничный танк дальнего действия». Разработку его вела группа конструкторов в составе Бондаренко, Дорошенко, Курасова, Веселовского, Таршинова и Морозова. В начале 1934 года чертежи были сданы в производство. Тогда же новый танк получил индекс БТ-7. Первую машину изготовили к 1 мая 1934 года, вторую к 7 ноября.

Характерными особенностями первых опытных образцов БТ-7 было наличие курсового пулемёта справа от механика-водителя и башни оригинальной конструкции в форме эллипса со скошенной крышей. Причём в проекте предусматривалась возможность установки в ней без изменений любой из существовавших тогда танковых пушек: 76-мм КТ-28 или ПС-3 и 45-мм образца 1932 года. В нише башни размещалась вращающаяся боеукладка барабанного типа на 18 76-мм снарядов или радиостанция. Танки прошли обширную программу испытаний летом и осенью 1934 года. В итоге для машины с экипажем из трёх человек курсовой пулемёт был признан ненужным, а башню забраковали из-за раздельной установки пушки и пулемёта.
Поэтому в начале 1935 года в серийное производство пошёл танк с несколько упрощённым бронекорпусом и уже отработанной в производстве башней от танка БТ-5. Однако от идеи колёсно-гусеничной машины с 76-мм пушкой не отказались и Авто-бронетанковое управление (АБТУ) поручило заводу разработать проект установки на БТ-7 башни от танка Т-26–4.
Корпус серийной «семёрки» выпуска 1935 года собирался из броневых и стальных листов и имел жёсткую коробчатую конструкцию с двойными бортовыми стенками, продолговатой суженной закруглённой носовой частью и трапециевидной кормой. Все неразъёмные соединения корпуса выполнялись преимущественно сварными и в меньшей степени клёпаными. Наружные бортовые стенки броневые, съёмные. Внутренние стенки представляли собой 4-мм стальные листы. Корпус танка подвешивался на восьми пружинных рессорах (свечах): шести вертикальных и двух горизонтальных. Вертикальные рессоры располагались между бортовыми листами и внутренней стенкой корпуса. Горизонтальные внутри корпуса в боевом отделении танка. Ходовая часть состояла из восьми опорных, двух направляющих и двух ведущих колёс. При движении на колёсном ходу ведущей становилась задняя пара опорных катков, а управляемыми передняя. На гусеничном ходу руль снимался и укладывался в отделении управления.
В башне цилиндрической формы с развитой кормовой нишей размещалась 45-мм танковая пушка, спаренный с нею пулемёт ДТ. На части танков устанавливались радиостанции 71-ТК с поручневой антенной. Экипаж состоял из трёх человек: командир, он же наводчик, заряжающий и механик-водитель. Масса машины достигала 13 т. БТ-7 развивал максимальную скорость по шоссе на гусеницах 53, на колёсах 73 км/ч. Запас хода на гусеничном ходу достигал 375, на колёсном 500 км. Толщина брони танка составляла: щиток механика-водителя 20, башня 15, лоб, борт и корма корпуса 13, крыша 10 и днище 6 мм.
С 1937 года начался выпуск БТ-7 с конической башней. Вооружение танка осталось прежним, но боезапас был увеличен на 44 снаряда. На всех линейных танках устанавливался пулемёт ДТ в кормовой нише. Для ведения стрельбы из пушки и спаренного пулемёта ночью танк оборудовали двумя специальными фарами прожекторного типа, размещёнными на маске пушки. Впоследствии такие фары ставили и на танки более ранних выпусков.
Четырёхскоростную коробку передач заменили трёхскоростной. Внесли изменения в трансмиссию, усилили пружины балансирных подвесок ведущих колёс колёсного хода; уширили резиновые бандажи ленивца и ведущих колёс гусеничного хода. На последних в 1938 году резиновые бандажи были ликвидированы. Тогда же крупнозвенчатую гусеницу начали заменять на мелкозвенчатую.
Параллельно с основной модификацией с 1936 по 1938 год было выпущено 154 артиллерийских танка БТ-7А с башней увеличенного размера и 76-мм пушкой КТ-26, боекомплект которой состоял из 50 выстрелов (на танке с рацией 40). В опытном порядке на БТ-7А устанавливались 76-мм пушки Л-10 и Ф-32.
В 1938 году на ХПЗ построили четыре опытных танка БТ-8 с дизелем В-2. После сравнительных испытаний БТ-7 и БТ-8 в 1940 году начали производство дизельных танков. Для обеспечения программы производства двигателей В-2, которые ставили и на тяжёлые арттягачи «Ворошиловец», двигательное производство ХПЗ было выделено в самостоятельный завод № 75.
С декабря 1939 года стали выпускать танк БТ-7М (заводской индекс А-7М или А-8), внешне почти неотличимый от БТ-7. Жёсткость корпуса повысили за счёт установки раскосов, в днище появился люк-лаз, уменьшились размеры колпака воздушного фильтра. Большая экономичность дизеля позволила сократить запас топлива и отказаться от дополнительных баков на надгусеничных полках.
На базе танков БТ разных модификаций проектировались и строились опытные и экспериментальные танки. В 1935–1937 годах на заводе № 48 в Харькове по проекту изобретателя-самоучки командира взвода 4-го танкового полка Украинского военного округа Н. Ф. Цыганова на базе БТ-5 и БТ-7 были построены колёсно-гусеничные танки типа БТ-ИС. Главным их отличием от серийных БТ являлся привод колёсного хода на три пары опорных катков. Машины довольно успешно прошли испытания, но серийно не строились. По проекту того же Цыганова был построен танк БТ-СВ-2 «Черепаха» с новой формой бронекорпуса и башни. В опытном порядке создавались командирский КБТ-7 с неподвижной рубкой вместо башни; огнемётный ОТ-7; химический ХБТ-7, предназначенный для огнеметания, заражения местности отравляющими веществами, дегазации и постановки дымовой завесы; мостоукладчик СБТ; радиоуправляемые танки (по тогдашней терминологии телетанки) ТТБТ-7 и ТУБТ-7. Кроме того, испытывались различные приспособления для повышения проходимости болотоходные гусеницы, деревянные фашины и т. д.



Последние попытки модернизации БТ-7 в части усиления его броневой защиты были предприняты перед самой войной. В 1940 году Мариупольский металлургический завод имени Ильича изготовил 50 комплектов навесной гомогенной брони для БТ-7М. Одновременно велись испытания танка, догруженного до массы в 18 т. Об установке этих комплектов в войсковых частях, к сожалению, ничего не известно.
С 1935 по 1940 год было выпущено 5328 танков БТ-7 всех модификаций (не считая БТ-7А). Они состояли на вооружении бронетанковых и механизированных войск Красной Армии практически всю войну. В боевых действиях против гитлеровского вермахта использовались до 1944 года. В 1945 году «бэтэшки» в последний раз «тряхнули стариной» в боях с японскими войсками в Маньчжурии.

ПЛАВАЮЩИЙ ТАНК Т-40

Лёгкий плавающий танк Т-40 был разработан в 1939 году на заводе № 37 под руководством Н. А. Астрова и предназначался для замены в войсках танков Т-37А и Т-38.
Корпус Т-40 изготавливался из катаных броневых листов, соединявшихся сваркой или клёпкой. Остойчивость танка на воде обеспечивалась только за счёт формы корпуса поплавки отсутствовали. В нижней части кормы корпуса находилась ниша для установки четырёхлопастного винта и двух водоходных рулей.
Башня в форме усечённого конуса устанавливалась на шариковой опоре и была смещена влево от продольной оси танка. Двигатель располагался вдоль правого борта корпуса. В амбразуре башни в броневой маске монтировалась спаренная установка пулемётов ДШК и ДТ. Для скорострельности пулемёта ДШК его боекомплект помещался в кольцевой боеукладке.

Танк Т-40 прошёл обширную программу испытаний, в ходе которых был организован пробег по маршруту Москва Минск Киев Москва протяжённостью 3000 км с преодолением всех встречавшихся водных преград. 19 декабря 1941 года танк приняли на вооружение. Заказ на 1940 год составил 100 машин, однако завод смог изготовить только 41. До 22 июня 1941 года изготовили ещё 181 машину. Таким образом, на начало войны Красная Армия располагала 222 танками Т-40.
В ходе первых же боёв стала очевидной недостаточность вооружения танка. Летом 1941-го на Т-40 установили 20-мм авиационную пушку ШВАК с боекомплектом 154 выстрела, одновременно ликвидировав гребной винт и его привод. Последнее обстоятельство ускоряло процесс производства, а в реальной боевой обстановке плавать танку практически не приходилось. Этот вариант получил обозначение Т-40C («С» сухопутный).
На следующей модификации Т-30 отсутствовала уже и ниша для винта кормовой лист корпуса был прямым. В остальном водоизмещающий корпус остался без изменений, но максимальная толщина брони возросла до 15 мм. Боекомплект пушки довели до 750 выстрелов. Следует, однако, отметить, что все три варианта танка в войсках по-прежнему именовались Т-40. Не разделялись они и в статистической отчётности, поэтому указать, сколько было изготовлено танков того или иного варианта, не представляется возможным. Всего же выпустили 709 танков Т-40, которые вместе со своим «младшим братом» Т-60 состояли на вооружении одного из трёх батальонов в танковых бригадах смешанной организации и использовались до середины 1942 года.

ТАНК Т-50

В 1939 году на Ленинградском заводе опытного машиностроения имени С. М. Кирова (завод № 185) бригадой конструкторов под руководством С. А. Гинзбурга велось проектирование лёгкого танка сопровождения пехоты «СП». В 1940 году этот танк «объект 126» (или Т-126СП, как его чаще называют) был построен. По своей броневой защите он соответствовал среднему танку Т-34 его корпус сваривался из катаных броневых листов толщиной 45 мм, днище и крыша толщиной 20 мм. Лобовые, верхние бортовые и кормовые листы корпуса имели угол наклона 40–57 градусов. В сварной башне гранёной формы устанавливалась 45-мм пушка образца 1933 года (боекомплект 150 выстрелов) и спаренный с нею пулемёт ДТ. В лобовом листе корпуса слева от люка механика-водителя в шаровой установке располагался пулемёт ДС. Шестицилиндровый дизель В-3 мощностью 250 л. с. позволял 17-тонной боевой машине двигаться с максимальной скоростью 35 км/ч. Танк Т-126СП по своей броневой защите и огневой мощи превосходил лёгкие и большинство средних танков других стран. Для танка сопровождения пехоты скорость была вполне достаточной, к недостаткам же машины можно было отнести небольшой запас хода и стеснённость рабочих мест четырёх членов экипажа. Этот недостаток устранили, убрав на втором образце танка курсовой пулемёт ДС и закрыв его амбразуру броневой крышкой на болтах. Кроме того, необрезиненные облегчённые опорные катки были заменены на обрезиненные.
В таком виде «объект 126» поступил на Ленинградский машиностроительный завод № 174 имени К. Е. Ворошилова, где на его основе под руководством ведущего конструктора Л. С. Троянова разработали и в январе 1941 года построили лёгкий танк Т-50. Этот танк предназначался для замены в войсках лёгких танков Т-26 и по первоначальным планам перевооружения Красной Армии должен был стать наиболее массовым.
По своей конструкции и внешнему виду он мало чем отличался от Т-126СП. Как и у последнего, листы корпуса Т-50 соединялись сваркой и располагались под большими углами наклона. В верхнем лобовом листе находился люк механика-водителя, курсовой пулемёт отсутствовал. Башня сварная, обтекаемой формы с плоским кормовым листом, где имелся люк, закрываемый дверцей. В задней части крыши башни устанавливалась командирская башенка, смотровые щели которой прикрывались броневыми щитками. За счёт уменьшения толщины броневых листов, внедрения принципа дифференцированного бронирования и наряду с этим увеличения мощности двигателя удалось добиться существенного прироста скорости движения.
В апреле 1941-го Т-50 был принят на вооружение Красной Армии, однако до начала Великой Отечественной войны завод № 174 не выпустил ни одного серийного танка и фактически продолжал выпускать Т-26. Серьёзные трудности возникли и с освоением дизельного двигателя В-4. Ценой неимоверных усилий во втором полугодии удалось изготовить 50 танков. Попытка развернуть производство Т-50 на заводе № 37 в Москве не увенчалась успехом. Этот завод не без труда справлялся с выпуском 5-тонного Т-40, 14-тонный Т-50 был ему явно «не по зубам».

В августе завод № 174 эвакуировали большей частью в Омск, а также в Нижний Тагил и Барнаул. 13 октября ГКО принял решение о строительстве в Барнауле двух заводов: одного по производству танков Т-50 и второго по изготовлению для этих танков дизелей В-4. Однако в январе 1942 года производство Т-50 и двигателей к ним прекратили. Завод № 174 в Омске, выпустив в 1942 году 15 танков, перешёл на изготовление Т-34.
О боевой судьбе танков Т-50 известно очень мало. Боевые машины, изготовленные в Ленинграде, находились на вооружении одной из танковых бригад, действовавших на Карельском перешейке.
Необходимо упомянуть ещё об одном варианте танка Т-50 «объекте 211» в инициативном порядке разработанном и построенном в 1941 году на Ленинградском Кировском заводе. Ведущим конструктором его был А. С. Ермолаев. Сварной корпус боевой машины имел суженную носовую часть с люком-пробкой механика-водителя. Башня также делалась сварной и имела коническую удлинённую форму. Вооружение и силовая установка идентичны «пятидесятке» 174-го завода. «Кировский» вариант был несколько легче «ворошиловского», однако существенных преимуществ перед ним не имел, а форма его корпуса оказалась менее удачной. С началом войны эту работу на Кировском заводе прекратили, а единственный изготовленный образец участвовал в обороне Ленинграда.

ТАНК Т-60

Лёгкий танк Т-60 разработали по инициативе главного конструктора завода № 37 Н. А. Астрова в августе 1941 года как сухопутный вариант машины класса Т-40. Всего за 2,5 недели были выполнены чертежи и изготовлен опытный образец. Постановлением ГКО танк приняли на вооружение, и уже 15 сентября первые серийные боевые машины покинули заводские цеха.
Корпус Т-60 изготавливался из катаных броневых листов, соединяемых сваркой. При этом лобовым листам придавался большой угол наклона. Башня гранёной формы с люком командира в крыше была смещена к левому борту. В ней располагалась пушка ТНШ-20 (танковый вариант авиационной пушки ШВАК) конструкции Б. Шпитального. Пушка, в боекомплекте которой имелись бронебойные снаряды с карбидо-вольфрамовым сердечником, обеспечивала эффективное поражение легко- и среднебронированных целей. Предпусковой подогреватель двигателя позволял осуществлять свободный запуск двигателя в самые сильные морозы.
Первоначально Т-60 изготавливал только московский завод № 37, затем к нему присоединился Коломенский паровозостроительный завод имени В. В. Куйбышева. В октябре 1941 года оба завода были эвакуированы: первый в Свердловск, второй в Киров, где последний, объединившись с заводом «Первое мая», образовал новое предприятие завод № 38 Наркомата танковой промышленности, и продолжил выпуск Т-60. Кроме того, производство этого танка было освоено на заводе № 264 (Сталинградская судоверфь) в Сарепте и Горьковском автомобильном заводе. Главным конструктором танкового производства на ГАЗе стал Н. А. Астров.

С 1941-го по начало 1943 года все вышеперечисленные предприятия выпустили 5915 танков Т-60. «Шестидесятки» состояли на вооружении одного из трёх танковых батальонов в танковых бригадах смешанной организации и активно использовались в боях в 1941–1942 годах. Некоторое количество этих машин в составе танковых частей Ленинградского фронта приняли участие в боях по снятию блокады Ленинграда зимой 1944 года.
На базе Т-60 в 1942 году была создана зенитная установка Т-60З («З» зенитный), вооружённая двумя пулемётами калибра 12,7 мм. Из-за несовершенства приводов наведения машина эта на вооружение не принималась.
В том же году в опытном порядке на базе Т-60 построили открытую самоходную артиллерийскую установку ОСУ-76, вооружённую 76-мм пушкой ЗИС-3.
В октябре 1941 года на заводе «Компрессор» в Москве была закончена разработка 24-зарядной пусковой установки БМ-8–24 для 82-мм реактивных снарядов на базе Т-60. Эту машину приняли на вооружение и передали для серийного производства на ряд заводов.

ТАНК Т-70

Танк Т-70 был разработан в инициативном порядке осенью 1941 года в конструкторском бюро Горьковского автозавода под руководством Н. А. Астрова и предназначался для замены лёгкого танка Т-60. В январе 1942-го после показа первого опытного образца И. В. Сталину танк приняли на вооружение Красной Армии. С марта на ГАЗе началось его серийное производство (сначала параллельно с Т-60).

Корпуса танков (их поставлял Муромский паровозостроительный завод) сваривались из катаных броневых листов, установленных под углами наклона от 30 до 60 градусов. По толщине лобовых листов брони Т-70 не уступал среднему танку Т-34. В одноместной сварной гранёной башне (на прототипе, впервые на лёгких танках, использовали литую башню конструкции В. А. Дедкова), смещённой влево относительно продольной оси корпуса, устанавливалась 45-мм пушка и спаренный с нею пулемёт ДТ. Для увеличения прочности стыки листов башни прикрывались броневыми угольниками. На крышке люка башни размещалась невращающаяся башенка со смотровыми щелями по периметру и перископический прибор наблюдения.
В средней части корпуса вдоль правого борта находился силовой агрегат ГАЗ-203, состоявший из двух двигателей ГАЗ-70–6004 (передний) и ГАЗ-70–6005 (задний), спаренных последовательно. Коленчатые валы двигателей соединялись муфтой с упругими втулками. Системы смазки обоих двигателей были независимыми, а система охлаждения общей. Раздельная для двигателей система питания включала два топливных бака по 220 л каждый, размещённых в корме корпуса. Батарейные системы зажигания двигателей также были независимыми друг от друга.
С сентября 1942 года началось производство танка Т-70М с усиленной ходовой частью и трансмиссией. Были увеличены ширина гусеничной цепи, шаг трака, диаметр зубчатого венца ведущего колеса. Ширина опорного катка возросла с 104 до 130 мм. Усилили также поддерживающие катки и бортовые передачи. Внесли и ряд других мелких изменений, в частности смотровую щель на люке механика-водителя заменили перископическим прибором наблюдения. Помимо ГАЗа, некоторое количество этих танков изготовили в Кирове и Свердловске, куда горьковчане поставляли силовые агрегаты.
«Семидесятки» состояли на вооружении танковых бригад и полков, так называемой смешанной организации, совместно с Т-34, а после прекращения осенью 1943 года их производства в основном использовались в самоходно-артиллерийских дивизионах, полках и бригадах СУ-76 в качестве командирских машин. Помимо Красной Армии, танками Т-70М вооружались Войско Польское и Чехословацкий корпус. Всего за время серийного выпуска заводские цеха покинули 8226 танков Т-70 и Т-70М.
Вплоть до конца войны на шасси Т-70 и Т-70М выпускалась лёгкая самоходно-артиллерийская установка СУ-76 (СУ-76М).
Кроме того, на шасси Т-70 в опытном порядке построили самоходки СУ-74Б, СУ-76Д, СУ-85А, СУ-85Б, СУ-72, СУ-74, СУ-16, а также зенитные установки Т-90 и ЗСУ-37. Последняя была принята на вооружение и выпущена в ограниченном количестве (70 машин) в 1945 году.
Наиболее существенным недостатком танка Т-70 являлась малочисленность экипажа. В 1942 году предприняли попытку его устранения путём разработки лёгкого танка Т-80 с двухместной башней. Угол возвышения 45-мм пушки увеличили до 65 градусов, что позволяло вести огонь по верхним этажам зданий в уличных боях, а также по воздушным целям, для чего на танке имелся коллиматорный прицел К-8Т. Бортовую броню корпуса довели до 25 мм. Поскольку масса танка возросла до 11,6 т, двигатель форсировали до 170 л. с. Однако это отрицательно сказалось на его надёжности и долговечности. В 1943 году на заводе № 40 в Мытищах изготовили 75 танков Т-80.

Средние танки

В предвоенные годы рассматривались исключительно как средство усиления общевойсковых соединений для прорыва сильно укреплённых оборонительных полос. Уже начальный период Великой Отечественной войны показал, что средние танки в силу своей универсальности становятся наиболее массовым классом боевых машин, и к 1945 году они составляли почти 90 % танкового парка Красной Армии.

ТАНК Т-28

Летом 1930 года СССР предпринял попытку закупить новый 16-тонный трёхбашенный английский танк А.6. Однако фирма «Виккерс-Армстронг» отказалась продать машину, мотивируя это тем, что танк является секретным и к тому же принят на вооружение британской армии. Тем не менее советские специалисты во главе с Н. А. Гинзбургом сумели «выведать» у английских инженеров и техников всю необходимую информацию. На основании этих данных к лету 1931 года в Советском Союзе были разработаны два проекта 16-тонного танка: первый факультетом моторизации и механизации Военно-технической академии имени Ф. Э. Дзержинского, второй конструкторским бюро КБ-3 Всесоюзного орудийно-арсенального объединения. Предпочтение отдали второму проекту (авторы Гинзбург, Заславский, Иванов и Гаккель), получившему обозначение Т-28. Прототип нового танка был изготовлен опытным цехом завода «Большевик» к 1 мая 1932 года.
Осенью того же года выпуск Т-28 поручили заводу «Красный путиловец» (с 1934 года «Кировский завод»). Для обслуживания серийного производства при техническом отделе заводоуправления была создана специальная конструкторская группа, преобразованная в 1934 году в специальное конструкторское бюро СКБ-2, которое возглавил О. М. Иванов. К 1 мая 1933 года завод выпустил первые 12 машин: 10 из них приняли участие в первомайском параде в Москве, а два в Ленинграде. 11 августа 1933 года Т-28 приняли на вооружение Мотомеханизированных войск РККА.
Корпус танка сваривался из катаных броневых листов. Два вертикальных листа образовывали кабину механика-водителя, для посадки которого в последней имелась откидная крышка. Кормовую часть корпуса прикрывал броневой колпак воздухопритоков к вентилятору. 76-мм пушка размещалась в главной башне. Справа от пушки и в нише башни в шаровых установках располагались пулемёты ДТ и ещё два в малых башнях. Главная башня имела круговой сектор обстрела, каждая малая 165 градусов. Характерной особенностью размещения боеприпасов было применение вращающейся боеукладки. Две «вертушки» по 12 снарядов в каждой находились под правым (командирским) и левым (наводчика) сиденьями главной башни. По обе стороны от механика-водителя на правом и левом бортах машины имелось по одному вращающемуся барабану, в каждом из них было уложено 40 магазинов к пулемётам. В броневых ящиках по обоим бортам корпуса устанавливались приборы дымопуска ТДП-3, для управления которыми в бортах корпуса предусматривались круглые отверстия.

Танк Т-28 выпускался с 1933 по 1940 год. В течение всего этого периода в его конструкцию вносились изменения и усовершенствования. Так, общий башенный люк для посадки экипажа был заменён на два, причём люк наводчика оборудовали зенитной турелью П-40 для пулемёта ДТ; вносились изменения в двигатель, трансмиссию, элементы ходовой части, электрооборудование, средства внутренней и внешней связи. С 1938 года в танке стали устанавливать 76-мм пушку Л-10 с длиной ствола в 26 калибров. В 1940 году выпустили партию из 12 танков Т-28 с коническими главными башнями.
На базе Т-28 в 1937 году был построен танк Т-28ПХ, оборудованный для преодоления водных преград глубиной до 4,5 м. В мае июле 1939 года проводились испытания серийного танка, оснащённого колейным катковым минным тралом нажимного действия. В 1940 году на Кировском заводе создали мостовой танк ИТ-28 с двухколейным мостом грузоподъёмностью 50 т и длиной 13,3 м. Конструкцию мостового оборудования разработали специалисты НАТИ. Агрегаты и узлы Т-28 использовались и при создании в 1935 году самоходной установки СУ-14–1 с 203-мм гаубицей Б-4 в рамках так называемого «самоходного дуплекса».
В 30-е годы «двадцать восьмые» поступали на вооружение тяжёлых танковых бригад РГК, а при формировании механизированных корпусов накануне войны были разбросаны по нескольким танковым дивизиям. В основном они применялись в боевых действиях летом 1940 года и почти все оказались потеряны. На Ленинградском фронте несколько машин сохранилось до 1943 года.

ТАНК Т-34

12 октября 1937 года Харьковскому паровозостроительному заводу имени Коминтерна (завод № 183) были выданы тактико-технические требования на проектирование и изготовление нового колёсно-гусеничного танка БТ-20. Для выполнения этой задачи решением 8-го Главного управления Наркомата оборонной промышленности на заводе создали специальное ОКБ, подчинённое непосредственно главному инженеру.
Танк получил заводское обозначение А-20. В ходе его проектирования был разработан ещё один танк, практически идентичный А-20 по массо-габаритным характеристикам. Главным его отличием стало отсутствие привода колёсного хода.
В результате 4 мая 1938 года на заседании Комитета Обороны СССР были представлены два проекта: колёсно-гусеничного танка А-20 и гусеничного А-32. В августе оба они рассматривались на заседании Главного военного совета, были одобрены и в первой половине следующего года выполнены в металле.
По своим техническим данным и внешнему виду танк А-32 незначительно отличался от А-20. Он оказался на 1 т тяжелее (боевая масса 19 т), имел такие же габаритные размеры и форму корпуса и башни. Аналогичной была и силовая установка дизель-мотор В-2. Основные отличия заключались в отсутствии привода колёсного хода, толщине брони (30 мм вместо 25 у А-20), 76-мм пушке (на первом образце поначалу установили 45-мм), наличие в ходовой части пяти опорных катков на сторону.
Совместные испытания обоих танков проводились в июле августе 1939 года на полигоне в Харькове и выявили сходство их тактико-технических характеристик, в первую очередь динамических. Максимальная скорость боевых машин на гусеницах была одинаковой 65 км/ч; средние скорости также примерно равные, причём эксплуатационные скорости танка А-20 на колёсах и гусеницах существенно не различались. По результатам испытаний был сделан вывод, что танк А-32, имевший запас по увеличению массы, целесообразно защищать более мощной бронёй, соответственно повысив прочность отдельных деталей. Новый танк получил обозначение А-34.
В октябре ноябре 1939 года велись испытания двух танков А-32, догруженных на 6830 кг (до массы А-34). На основании этих испытаний 19 декабря А-34 приняли на вооружение Красной Армии под индексом Т-34.
Первый прототип Т-34 был изготовлен заводом № 183 в январе 1940 года, второй в феврале. В том же месяце начались заводские испытания, которые были прерваны 12 марта, когда обе машины ушли в Москву. 17 марта в Кремле, на Ивановской площади, танки продемонстрировали И. В. Сталину. После показа машины пошли дальше по маршруту Минск Киев Харьков.
Первоначальный производственный план на 1940 год предусматривал выпуск 150 серийных Т-34, но уже в июне это число возросло до 600. Причём производство предполагалось развернуть как на заводе № 183, так и на Сталинградском тракторном (СТЗ). Последний должен был изготовить 100 машин. Однако план этот оказался далёк от реальности к 15 сентября 1940 года на ХПЗ изготовили только 3 серийных танка, а сталинградские «тридцатьчетвёрки» покинули заводские цеха только в 1941-м.

Первые три серийные машины подверглись в ноябре декабре 1940 года интенсивным испытаниям стрельбой и пробегом по маршруту Харьков Кубинка Смоленск Киев Харьков. Испытания проводили офицеры НИБТПолигона. Они выявили так много конструктивных недостатков, что усомнились в боеспособности испытываемых машин. ГАБТУ представило отрицательный отчёт Полигона заместителю наркома обороны маршалу Г. И. Кулику, который утвердил его и тем самым прекратил производство и приёмку нового танка. (Кстати, почти до самого начала войны руководство Наркомата обороны не имело твёрдого мнения о танке Т-34, уже принятого на вооружение.) Руководство завода № 183 не согласилось с мнением заказчика и обжаловало это решение в главке и наркомате, предложив продолжать производство и давать армии Т-34 с исправлениями и сокращённым до 1000 км (с 3000) гарантийным пробегом. Точку в споре поставил К. Е. Ворошилов, согласившись с мнением завода. Однако главные недостатки, отмеченные в отчёте Полигона теснота и слепота танка, так и не были ликвидированы. Одновременно конструкторам поручили разработку нового танка Т-34М: с 75-мм бронёй, торсионной подвеской, башней увеличенного размера, с командирской башенкой, экипажем из 5 человек. Работа над Т-34М велась до самого начала войны, причём были изготовлены бронекорпуса, башни, другие агрегаты и механизмы. Однако ни одной машины собрать так и не удалось, а после начала войны работу над новым танком прекратили.
План производства Т-34 на 1941 год составлял 2800 танков (в том числе по заводу № 183 1800, а по СТЗ 1000) и был утверждён постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 5 мая 1941 года. К 1 мая 183-й завод изготовил 525, а СТЗ 130 машин.
Танк Т-34 образца 1940 года имел корпус, сваренный из катаных броневых листов. Верхний лобовой лист располагался под углом 60 градусов, верхняя часть борта шла под углом 45 градусов, нижняя вертикально. В лобовом листе корпуса имелся люк механика-водителя. В верхней части крышки люка устанавливался центральный смотровой прибор. Боковые смотровые приборы водителя располагались слева и справа от люка под углом 60 градусов к продольной оси танка. Справа от люка механика-водителя в шаровой установке, прикрытой броневым колпаком, ставился пулемёт ДТ, огонь из которого вёл стрелок-радист. Антенный ввод первоначально размещался на башне танка, а затем был перенесён на правый борт корпуса.
Башня сварная, овальной обтекаемой формы. Лоб и борта имели угол наклона 30 градусов. В бортах башни находились смотровые приборы, а в крышке башенного люка имелся прибор кругового обзора. Правда, из-за неудачного их расположения экипаж был лишён возможности ими пользоваться. В кормовом листе башни предусматривалась дверца, крепившаяся болтами. На части танков устанавливали литые башни с толщиной стенок 52 мм и 20-мм крышей. Основания боковых смотровых приборов отливались заодно с корпусом башни.
Первоначально в танк ставили 76-мм пушку Л-11 с длиной ствола в 30,5 калибра, а начиная с февраля 1940 года наряду с Л-11 76-мм пушку Ф-34 с длиной ствола в 41 калибр. При этом изменения затронули лишь броневую маску качающейся части пушки. К концу лета 1941-го танки Т-34 выпускались только с пушкой Ф-34 (последняя производилась на заводе № 92 в Горьком).

После начала Великой Отечественной войны постановлением ГКО № 1 к производству танков Т-34 подключался завод «Красное Сормово» (завод № 112 Наркомсудпрома). При этом сормовичам разрешили устанавливать на танки авиамотор М-17, к выпуску которого должен был приступить цех авиадвигателей ГАЗа. Последнее обстоятельство связано с тем, что к началу войны единственным изготовителем дизелей В-2 был харьковский завод № 75. В первые же дни войны приняли решение о развёртывании их производства на Харьковском тракторном заводе (ХТЗ). Однако быстро меняющаяся обстановка на фронте заставила изменить эти планы. ГКО решил всё двигательное производство ХТЗ перебазировать на СТЗ. Выпуск дизелей В-2 на СТЗ начался в ноябре 1941 года, до конца которого там изготовили 197 двигателей. Но удовлетворить потребность в В-2 СТЗ не мог, а завод № 75 в это время находился «на колёсах» шла его эвакуация на Урал. Так что решение о производстве Т-34 с бензиновым двигателем было вынужденным и временным.
Программа выпуска Т-34 на заводе «Красное Сормово» в 1941 году включала 700–750 штук, но до конца года завод смог изготовить только 173 танка.
К 19 октября было свёрнуто производство Т-34 в Харькове 183-й завод эвакуировался в Нижний Тагил. Первые 25 танков на новом месте собрали в конце декабря из узлов и деталей, привезённых из Харькова.
Таким образом, осенью 1941 года единственным крупным производителем Т-34 остался СТЗ. При этом выпуск максимально возможного числа комплектующих постарались развернуть в Сталинграде. Броневой прокат поступал с завода «Красный Октябрь», бронекорпуса сваривались на Сталинградской судоверфи (завод № 264), пушки поставлял завод «Баррикады». Короче говоря, в городе организовали практически полный цикл производства танка и его деталей. Впрочем, так же обстояли дела и в Горьком и в Нижнем Тагиле.
Следует отметить, что каждый завод-изготовитель вносил в конструкцию танка некоторые изменения и дополнения в соответствии со своими технологическими возможностями, поэтому танки разных заводов имели свой характерный внешний облик.
В 1942 году для Т-34 разработали новую литую башню так называемой «улучшенной» формы, несколько большую по размеру и с двумя круглыми люками вместо одного трапециевидного. Кроме того, Уралмашзавод спроектировал конструкцию штампованной башни. С октября 1942 по март 1944 года «Уралмаш» изготовил 2050 таких башен. В это же время четырёхскоростную коробку передач заменили пятискоростной, установили новые прицелы перископический ПТ-4–7 и телескопический ТМФД-7, боекомплект довели до 100 выстрелов. На башнях танков выпуска 1943 года появилась командирская башенка со смотровыми щелями.

Помимо линейных танков в производстве находился огнемётный вариант Т-034, у которого курсовой пулемёт заменили на огнемёт АТО-41 или АТО-42. В незначительных количествах изготавливались танки-тральщики и мостоукладчики. Выпускался также и командирский вариант «тридцатьчетвёрки», главным отличием его была установка радиостанции РСБ-1.
Танк Т-34, вооружённый 76-мм пушкой, производился с 1940 по 1944 год на шести заводах: № 183 в Харькове с 1940 года; в Нижнем Тагиле с 1941 года; Сталинградском тракторном с 1941 года; «Красное Сормово» с 1941 года; «Уралмаше» с 1942 года; заводе № 174 в Омске с 1942 года; Челябинском Кировском с 1942 года. За это время было изготовлено 35 312 танков Т-34, включая 1170 огнемётных.
Танки Т-34–76 находились на вооружении в танковых частях Красной Армии всю Великую Отечественную войну и принимали участие практически во всех боевых операциях, включая штурм Берлина.
Кроме Красной Армии, танки Т-34 состояли на вооружении Войска Польского, Народно-освободительной армии Югославии и Чехословацкого корпуса.

ТАНК Т-34–85

Производство танка Т-34, вооружённого 85-мм пушкой, началось осенью 1943 года на заводе № 112 «Красное Сормово». В литой трёхместной башне новой формы устанавливалась 85-мм пушка Д-5Т конструкции Ф. Ф. Петрова и спаренный с нею пулемёт ДТ. Диаметр башенного погона был увеличен с 1420 до 1600 мм. На крыше башни имелась командирская башенка, двустворчатая крышка которой вращалась на шариковой опоре. В крышке закреплялся смотровой перископический прибор МК-4, позволявший вести круговой обзор. Для стрельбы из пушки и спаренного пулемёта устанавливался телескопический шарнирный прицел ТШ-15 и панорама ПТК-5. Боекомплект состоял из 56 выстрелов и 1953 патронов. Радиостанция размещалась в корпусе, а вывод её антенны на правом борту, так же как у танка Т-34–76. Силовая установка, трансмиссия и ходовая часть изменений практически не претерпели.

Следует отметить, что вышеописанная боевая машина в статистической отчётности как Т-34–85 не фигурирует, поскольку на вооружение не принималась. Дело в том, что все изменения в конструкцию танка Т-34 могли вноситься только с согласия двух инстанций Управления командующего бронетанковыми и механизированными войсками Красной Армии и Главного конструкторского бюро (ГКБ-34) на заводе № 183 в Нижнем Тагиле. В данном же случае имела место инициатива завода «Красное Сормово», в результате чего было изготовлено некоторое количество танков Т-34 с 85-мм пушкой Д-5Т.
В это же время свои варианты 85-мм танковой пушки предложили ЦАКБ (Центральное артиллерийское конструкторское бюро), руководимое В. Г. Грабиным, и КБ завода № 92 в Горьком. Первое разработало пушку С-53, а завод ЛБ-85. Причём, В. Г. Грабин предпринял попытку установить пушку С-53 в башню танка Т-34 образца 1942 года без уширения башенного погона, для чего полностью была переделана лобовая часть башни цапфы пушки пришлось выдвинуть вперёд на 200 мм. Испытания стрельбой на Гороховецком полигоне показали полную несостоятельность этой установки. Кроме того, испытания выявили конструктивные недостатки как в пушке С-53, так и в ЛБ-85. В результате на вооружение и в серийное производство приняли синтезированный вариант пушку ЗИС-С-53. Почему именно этой пушке отдали предпочтение, сейчас объяснить довольно трудно. Её баллистические характеристики были идентичны пушке Д-5Т. Но последняя уже выпускалась серийно и кроме Т-34 устанавливалась в танках КВ-85, ИС-1 и в варианте Д-5С в артсамоход СУ-85. По-видимому, причины носили не конструктивный характер…
Постановлением ГКО от 23 января 1944 года танк Т-34–85 с пушкой ЗИС-С-53 приняли на вооружение Красной Армии. В марте первые танки стали сходить с конвейера 183-го завода. На этих боевых машинах командирская башенка была сдвинута ближе к корме башни, что избавило наводчика от необходимости сидеть буквально в коленях у командира. Электропривод механизма поворота башни с двумя степенями скоростей заменили электроприводом с командирским управлением, обеспечивающим поворот башни как от наводчика, так и от командира танка. Радиостанцию перенесли из корпуса в башню. Смотровые приборы стали устанавливать только нового типа МК-4. Командирскую панораму ПТК-5 изъяли. Остальные агрегаты и системы остались в основном без изменений.

В 1945 году двухстворчатую крышку люка командирской башенки заменили на одностворчатую. Один из двух вентиляторов, установленных в кормовой части башни, перенесли в её центральную часть, что способствовало лучшей вентиляции боевого отделения.
Выпуск танка Т-34–85 осуществлялся на трёх заводах: № 183 в Нижнем Тагиле, № 112 «Красное Сормово» и № 174 в Омске. Всего за три квартала 1945 года (то есть до конца второй мировой войны) выпустили 21 048 танков этого типа, включая огнемётный вариант Т-034–85. Часть боевых машин оборудовалась катковым минным тралом ПТ-3.
На базе Т-34–85 с 1944 года Уралмашзаводом производилась самоходная артиллерийская установка СУ-100.
Танки Т-34–85 приняли участие в завершающих операциях Великой Отечественной войны и в разгроме Квантунской армии. Они составляли основу танкового парка Советской Армии в первые послевоенные годы.
Помимо Красной Армии, в 1944–1945 годах некоторое количество танков Т-34–85 получили Войско Польское и Чехословацкий корпус.

ТАНК Т-44

Средний танк Т-44 был разработан в КБ завода № 183 под руководством А. А. Морозова. Конструкция этой боевой машины на десятилетия определила развитие отечественной бронетанковой техники.
От Т-34–85 новый танк отличался устройством, компоновкой, габаритными размерами, формой и толщиной брони корпуса и башни. Расположение двигателя поперёк корпуса заметно сократило длину силового отделения и позволило улучшить размещение членов экипажа. Высоту же силового отделения уменьшили, перенеся воздухоочиститель нового типа из развала цилиндров V-образного двигателя к борту. На месте вентилятора, выступавшего за габариты картера, поставили компактный маховик. Это дало возможность смонтировать дизель на низкой, жёсткой, но лёгкой подмоторной раме. В итоге высота корпуса уменьшилась на 300 мм.
Двигатель соединялся с коробкой передач так называемой «гитарой» повышающим редуктором с передаточным числом 0,7. Бортовые фрикционы и передачи позаимствовали у тридцатьчетвёрки.
Новая компоновка моторно-трансмиссионного отделения позволила сместить башню (в целом подобную башне Т-34–85) в центр корпуса. На подбашенном листе освободилось место для люка механика-водителя; люк, как и шаровая установка курсового пулемёта, был убран с лобового листа корпуса.

В таком виде Т-44 успешно прошёл фронтовые испытания, и его запустили в серийное производство на восстановленном танковом заводе № 75 (не путать с двигательным заводом, имевшим такой же номер!) в Харькове. В четвёртом квартале 1944 года было изготовлено 25, а в 1945 году 880 танков этого типа. В 1946 году в связи с началом серийного выпуска танка Т-54 производство Т-44 прекратили. В боевых операциях Великой Отечественной войны танк Т-44 участия не принимал.
В 1945 году на базе Т-44 в опытном порядке был построен танк Т-44–100, вооружённый 100-мм пушкой Д-10Т. Масса танка возросла до 33,5 т, на люке заряжающего установили зенитный пулемёт ДШК, ходовую часть защитили 6-мм экранами. Серийно этот танк не производился, так как «на подходе» уже был Т-54.
В 1944–1945 годах Уралмашзаводом на базе агрегатов Т-44 и Т-34 были построены и испытаны опытные образцы артсамоходов СУ-101 и СУ-102, вооружённые соответственно 100- и 122-мм пушками.

Тяжёлые танки

Концепция применения тяжёлых танков в отличие от лёгких и средних в ходе Великой Отечественной войны почти не претерпела изменений: прорыв оборонительных полос и качественное усиление на поле боя лёгких и средних танков. В конце войны основной их задачей стала борьба с тяжёлыми танками противника.

ТАНК Т-35

Начало работ по созданию отечественных тяжёлых танков относится к 1929 году, когда группой конструкторов ОКМО под руководством Н. В. Барыкова был разработан проект боевой машины, получившей индекс Т-35.
Изготовленный в 1932 году прототип танка имел массу 42 т, бронирование 30–40 мм и экипаж 10 человек. В пяти башнях устанавливались 76-мм пушка ПС-3, две 37-мм пушки Б-3, а также три пулемёта ДТ. Опорные катки применительно к одному борту группировали попарно в три тележки. Верх главной башни имел округлую форму. Вслед за первым был изготовлен второй прототип, несколько отличавшийся формой башен.
Разработка чертёжной документации серийного танка Т-35 проводилась в 1933 году. В связи с загруженностью завода «Большевик» выпуском танка Т-26 серийное производство Т-35 передали на ХПЗ имени Коминтерна, где в том же году и изготовили первые серийные экземпляры. С 1934 года начался мелкосерийный выпуск.
Танк Т-35 представлял собой пятибашенную боевую машину с двухъярусным расположением вооружения. В трёх башнях устанавливались пушки и пулемёты, в двух по одному пулемёту. Корпус танка частично сваривался, а частично склёпывался из катаных броневых листов. Башни имели цилиндрическую форму. Центральная башня отделялась от остальной части боевого отделения перегородкой; передние и задние попарно сообщались между собой. Ходовая часть, состоявшая в отличие от прототипов из четырёх двухкатковых тележек, закрывалась броневым фальшбортом.

«Тридцать пятый» выпускался несколькими мелкими сериями, при этом в его конструкцию неоднократно вносились изменения. В 1937 году увеличили толщину брони верхнего и нижнего лобовых и бортовых листов, кормы и башен с 20 до 25 мм. Максимальную мощность двигателя повысили до 580 л. с. Масса танка возросла до 52, а затем и до 55 т. Число членов экипажа на машинах разных серий колебалось от 9 до 11 человек. Последняя партия из 6 машин выпуска 1939 года имела башни конической формы, изменённую конструкцию бортовых экранов, улучшенные уплотнения корпуса. Всего с 1933 по 1939 год изготовили 61 танк. Они состояли на вооружении одной из тяжёлых танковых бригад Резерва Главного командования. Накануне Великой Отечественной войны львиная доля Т-35 находилась в составе 8-го механизированного корпуса и была потеряна в боях в районе Дубно в июле 1941 года.
В середине и конце 30-х годов на базе Т-35 (с использованием ряда агрегатов танка Т-28) в опытном порядке построили самоходно-артиллерийские установки с 203-мм гаубицей Б-4 (СУ-14) и 152-мм пушкой Б-10 (СУ-14А). После изменений и доработки СУ-14 стала именоваться СУ-14–1 и в 1936 году проходила испытания стрельбой и пробегом на полигоне. В конце 1939 года одна из машин СУ-14 со 152-мм пушкой Бр-2 (СУ-14Бр-2) была дополнительно забронирована и отправлена на Карельский перешеек для стрельбы по финским дотам.

ТАНК КВ

В соответствии с постановлением Комитета Обороны СССР в конце 1938 года на Кировском заводе в Ленинграде началось проектирование нового тяжёлого танка с противоснарядным бронированием, получившего название СМК («Сергей Миронович Киров»). Разработкой ещё одного тяжёлого танка, названного Т-100, занимался Ленинградский завод опытного машиностроения имени Кирова № 185.
Ведущим конструктором танка СМК был А. С. Ермолаев. Первоначальным проектом предусматривалось создание трёхбашенной машины, при этом её масса достигала 55 т. В процессе работы от одной башни отказались, а сэкономленный вес направили на утолщение брони. Параллельно с СМК группа дипломников Военной академии механизации и моторизации имени Сталина, проходивших практику на Кировском заводе, разработала проект однобашенного тяжёлого танка КВ («Клим Ворошилов»). По сути дела, КВ представлял собой уменьшенный по длине на два опорных катка СМК с одной башней и дизельным двигателем.
В августе 1939 года танки СМК и КВ изготовили в металле. В конце сентября оба танка приняли участие в показе новых образцов бронетанковой техники на НИБТПолигоне в подмосковной Кубинке, а 19 декабря тяжёлый танк КВ был принят на вооружение Красной Армии.
Несколько ранее опытные тяжёлые танки придали 20-й танковой бригаде, участвовавшей в боях на Карельском перешейке. Первый бой они приняли 17 декабря при попытке прорыва Хоттиненского укрепрайона «линии Маннергейма». При этом танк СМК подорвался на мине и был оставлен экипажем.
Танк КВ показал себя с лучшей стороны, однако очень быстро выяснилось, что 76-мм пушка Л-11 слаба для борьбы с дотами. Поэтому в сжатые сроки разработали и построили танк КВ-2 с башней увеличенного размера, вооружённый 152-мм гаубицей М-10. К 5 марта 1940 года три КВ-2 были отправлены на фронт.
Фактически серийное производство танков КВ-1 и КВ-2 началось в феврале 1940-го на Ленинградском Кировском заводе. В соответствии с постановлением СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 19 июня к выпуску КВ должен был подключиться Челябинский тракторный завод (ЧТЗ). 31 декабря произвели опытную сборку первого КВ уральского производства. Одновременно в Челябинске началось строительство специального корпуса для сборки тяжёлых танков. Следует отметить, что, начиная с ноября, в танк КВ-1 вместо пушки Л-11 начали устанавливать 76-мм пушку Ф-32 производства Горьковского завода № 92.

Планом опытных работ на 1940 год предусматривалось создание новых образцов танка КВ. Так, к 1 ноября предполагалось изготовить два КВ с бронёй 90 мм: один с пушкой Ф-32, другой с пушкой 85 мм. К 1 декабря два КВ с бронёй 100 мм и с аналогичным вооружением. Эти танки были построены и получили обозначение КВ-3 (объекты 220, 221, 222).
План производства на 1941 год предусматривал выпуск 1200 таких машин. Из них на Кировском заводе 1000 (400 КВ-1, 100 КВ-2, 500 КВ-3) и 200 КВ-1 на ЧТЗ. Однако война внесла свои коррективы, в частности к производству КВ-3 так и не приступили. Что же касается выпуска КВ-1 на ЧТЗ, то до 22 июня там собрали всего несколько танков. Всего же в 1940 году было построено 243 машины, а в первом полугодии 41-го 393.
Корпус танка сваривался из катаных броневых листов. Башня изготавливалась в двух вариантах сварном и литом. В свою очередь, сварных башен также было две с прямоугольной и закруглённой кормой. Максимальная толщина брони у сварных башен достигала 75 мм, у литых 95 мм. В первый год войны толщину брони башни довели до 105 мм. На танках более раннего выпуска броневую защиту усиливали 25-мм экранами, которые крепились к корпусу и башне болтами (не совсем понятно, зачем это делалось в 1941 году бронирование КВ-1 было и без того избыточным). На танках первых выпусков устанавливалась 76-мм пушка Л-11, затем Ф-32 того же калибра, а с осени 1941 года 76-мм пушка ЗИС-5. Кроме того, танк вооружался тремя пулемётами спаренным, курсовым и кормовым. На части танков ставился и зенитный пулемёт ДТ.
Основное отличие танка КВ-2 состояло в установке новой башни больших размеров. Общая высота его достигла 3240 мм. В башне, в маске, закрытой снаружи броневым кожухом, располагались 152-мм танковая гаубица М-10 образца 1938/40 года и спаренный с ней пулемёт ДТ. В её задней части имелась дверца, рядом с которой в шаровой опоре размещался ещё один ДТ. На танке сохранился также и курсовой пулемёт в лобовом листе корпуса. Для стрельбы использовались телескопический прицел ТОД-9, перископический ПТ-9 и командирская панорама ПТ-К. Боекомплект состоял из 36 выстрелов раздельного заряжания и 3087 патронов. Силовая установка, силовая передача, ходовая часть, электро- и радиооборудование такие же, как и на КВ-1. Танк КВ-2 выпускался в ограниченном количестве и состоял в производстве в 1940–1941 годах. После начала Великой Отечественной войны его выпуск был прекращён.
В этот же период велись проектные разработки танков со 107-мм пушкой: КВ-4 (объект 224) и КВ-5 (объект 225), 152-мм самоходной установки (объект 212), ремонтно-эвакуационного тягача (объект 214 и танка-электротральщика (объект 218), в которых широко использовались узлы и агрегаты танков КВ-1 и КВ-2.

Во втором полугодии 1941 года выпуск танков на Кировском заводе существенно возрос. К производству многих узлов и агрегатов подключились такие крупные ленинградские предприятия, как Ижорский и Металлический заводы, завод «Русский дизель» и другие. Из-за отсутствия дизелей В-2 танки КВ-1, так же как и Т-34, некоторое время выпускались с бензиновыми двигателями.
Однако в условиях блокады продолжать выпуск танков было невозможно. Поэтому с июля по декабрь в несколько этапов проводилась эвакуация завода из Ленинграда в Челябинск. 6 октября Челябинский тракторный был переименован в Кировский завод Наркомтанкопрома ЧКЗ, ставший единственным заводом-изготовителем тяжёлых танков вплоть до конца Великой Отечественной войны.
В 1942 году танк КВ-1 сменили в производстве на модернизированный вариант КВ-1с («с» скоростной). Масса танка была снижена до 42,5 т за счёт уменьшения толщины броневых листов корпуса, массы агрегатов силовой передачи и ходовой части (гусеница сужена до 608 мм), а также уменьшения габаритных размеров башни. Башня литая, новой обтекаемой формы, с командирской башенкой. Вооружение осталось прежним. Боекомплект сначала состоял из 94 выстрелов, позднее его удалось довести до 114. На КВ-1 с была установлена и новая коробка передач с демультипликатором, обеспечивавшая восемь передач вперёд и две назад.
КВ-1с приняли на вооружение 20 августа 1942 года. С сентября 1943 года в войска начал поступать новый вариант КВ «85».
Его появлению предшествовала неудачная попытка установить 85-мм пушку в штатную башню танка КВ-1с. Для установки пушки такого калибра потребовалось создание новой литой башни больших размеров и расширение подбашенной коробки. Боекомплект 85-мм пушки Д-5Т составлял 70 выстрелов. Экипаж сократился до 4 человек (за счёт стрелка-радиста). Курсовой пулемёт был жёстко закреплён в лобовом листе корпуса огонь из него вёл механик-водитель. Силовая установка, трансмиссия и ходовая часть оставались полностью унифицированными с танком КВ-1с.
В 1942 году на базе КВ-1 построили опытные образцы самоходной артиллерийской установки КВ-7 с двумя пушками ЗИС-5 и тремя пушками одной ЗИС-5 и двумя калибра 45 мм. По замыслу конструкторов, удвоение и утроение вооружения должно было компенсировать недостаток танков в войсках. В опытном порядке создали и танк КВ-9, вооружённый 122-мм гаубицей У-11.
В 1942–1944 годах в серийном производстве состояла самоходная артиллерийская установка СУ-152 (КВ-14), построенная на базе танка КВ-1с и вооружённая 152-мм гаубицей-пушкой МЛ-20.
На базе танков КВ-1, а затем и КВ-1с с апреля 1942 года выпускался огнемётный танк КВ-8. Корпус остался без изменений, в башне же вместо 76-мм пушки установили 45-мм образца 1934 года с маскировочным кожухом, воспроизводящим внешние очертания 76-мм пушки. Боекомплект пушки состоял из 88 выстрелов. Рядом с пулемётом, спаренным с пушкой, устанавливался огнемёт АТО-41. На танке КВ-8 на базе КВ-1с спаренный пулемёт был изъят.
За период с 1940 по 1943 год Ленинградский Кировский и Челябинский Кировский заводы выпустили 4775 танков КВ всех модификаций. Они состояли на вооружении танковых бригад смешанной организации, а затем были сведены в отдельные танковые полки прорыва. КВ принимали участие в боевых действиях Великой Отечественной войны вплоть до её завершающего этапа.

ТАНК ИС-2

Первый вариант тяжёлого танка ИС («Иосиф Сталин») с 85-мм пушкой Д-5Т (объект 237) был разработан летом 1943 года на Челябинском Кировском заводе под руководством ведущего конструктора Н. Ф. Шашмурина. 7 августа постановлением ГКО танк приняли на вооружение. Серийное производство ИС-1 (или ИС-85) началось в конце октября.
При массе в 44 т, незначительно превосходившей массу танка КВ-1с, новая боевая машина имела более толстую броню. Башня, лобовая деталь и подбашенная часть корпуса выполнялись литыми. Установка малогабаритных планетарных механизмов поворота (ПМП) конструкции А. И. Благонравова позволила уменьшить ширину корпуса ИС-1 на 18 см по сравнению с КВ-1с.

Почти одновременно с ИС-1 началось производство более мощно вооружённой модели ИС-2 (объект 240). Только что созданная 122-мм танковая пушка Д-25Т (первоначально имевшая поршневой затвор) с начальной скоростью снаряда 781 м/с позволяла поражать все основные типы немецких танков на всех дистанциях боя. В опытном порядке на танке ИС устанавливались 85-мм пушка большой мощности с начальной скоростью снаряда 1050 м/с и 100-мм пушка С-34.
В начале 1944 года производство танка ИС-1 прекратили (выпущено 107 машин). С этого момента в производстве состоял только ИС-2. Вскоре на нём изменили прицельные приспособления (в частности был изъят перископический прицел ПТК-5) и расширили броневую маску пушки. С середины 1944-го ИС-2 начали выпускаться с наклонной лобовой частью корпуса без смотрового люка механика-водителя (так называемой «пробки»), но со щелью, закрытой стеклоблоком. Кроме того, был введён крупнокалиберный зенитный пулемёт ДШК, который, впрочем, устанавливался не на всех танках. В таком виде ИС-2 принял участие в заключительных сражениях второй мировой войны. После выпуска 3483 танков в середине 1945 года производство его прекратили.

Танки ИС-2 поступали на вооружение отдельных тяжёлых танковых полков, которым уже при формировании присваивалось наименование «гвардейский». В начале 1945 года были сформированы несколько отдельных гвардейских тяжёлых танковых бригад, включавших по три тяжёлых танковых полка каждая.
На базе танков ИС серийно строились САУ ИСУ-152, ИСУ-122 и ИСУ-122С, а также создан ряд опытных образцов САУ с орудиями калибров 122, 130 и 152 мм (объекты 243, 247, 251 и др.).

ТАНК ИС-3

Тяжёлый танк ИС-3 (объект 703) был разработан в 1944–1945 годах на Опытном заводе № 100 в Челябинске. Ведущий конструктор машины М. Ф. Балжи. Серийное производство началось в мае 1945 года, в течение которого было выпущено 1170 боевых машин.
Корпус танка сваривался из катаных броневых листов. Лобовые листы корпуса устанавливались с двойным наклоном под большим углом к вертикали. Механик-водитель размещался впереди по оси машины. За его сиденьем, в днище, находился запасной люк. Башня литая, приплюснутой сферической формы. В крыше башни имелся большой овальный люк, закрываемый двумя крышками. В правой крышке закреплялся смотровой прибор заряжающего МК-4, в левой располагался командирский люк наблюдения, закрытый круглой вращающейся крышкой, в которой находился смотровой прибор командира ТПК-1.
Механизм поворота башни планетарный, с ручным и электрическим бесступенчатым приводами. Электропривод был оборудован системой командирского управления; командир мог, удерживая цель в поле зрения своего смотрового прибора, нажать на кнопку, установленную на приборе, и повернуть башню в заданном направлении по кратчайшему пути. При совпадении линии визирования с осью канала ствола башня останавливалась.
При разработке проекта танка ИС-3 были учтены выводы комиссии, которая исследовала во фронтовых условиях боевые повреждения танков в ходе Курской битвы. Обращало на себя внимание массовое поражение лобовых элементов корпуса и башни. Поэтому решили проработать на базе танка ИС-2 новую конструкцию башни и корпуса для создания обтекаемой формы и резко дифференцировать броневую защиту. По башне эту работу осуществлял конструктор Кручёных, а по корпусу конструктор Малинин. При этом следует отметить, что прототип танка ИС-3 имел прямой наклонный лобовой лист, как у Т-34.

Однако при проектировании ИС-3 был допущен целый ряд конструктивных просчётов и ошибок. Поэтому уже в 1946 году создали комиссию по анализу дефектов этого танка, к которым относились выход из строя двигателя, коробки передач, элементов бронекорпуса в районе моторно-трансмиссионного отделения и др. С учётом этих недостатков все танки ИС-3 были подвергнуты модернизации и переделкам по программе УКН (устранение конструктивных недостатков), однако так и не были доведены до необходимого уровня требований эксплуатации. В середине 1946 года танк сняли с производства.
Танки ИС-3 вопреки расхожему мнению не применялись в боевых действиях второй мировой войны. 7 сентября 1945 года один танковый полк, вооружённый этими боевыми машинами, принял участие в параде частей Красной Армии в Берлине в честь победы над Японией и произвёл сильное впечатление на наших западных союзников.

Организация танковых войск Красной Армии

Накануне Великой Отечественной войны автобронетанковые войска Красной Армии (следует отметить, что наименование этого рода войск несколько раз менялось: перед войной они назывались «автобронетанковые», а с конца 1942 года «бронетанковые и механизированные войска») состояли из механизированных корпусов, нескольких танковых дивизий и танковых полков, входивших в кавалерийские дивизии. Имевшиеся до середины 1940 года войсковые танковые части и подразделения и части Резерва Главного Командования (РГК) при формировании механизированных корпусов были направлены на их укомплектование.
К началу войны в разной стадии формирования находилось 29 механизированных корпусов, состоявших из двух танковых, одной моторизованной дивизий, мотоциклетного полка, отдельного батальона связи, отдельного инженерного батальона и других корпусных подразделений.
В целом, с учётом корпусных частей и подразделений, механизированный корпус должен был иметь свыше 36 тыс. человек, 1031 танк (в том числе 546 КВ и Т-34), 358 орудий и миномётов, 268 бронемашин.
Однако следует отметить, что одновременное развёртывание столь большого количества корпусов не соответствовало имевшимся в то время возможностям по обеспечению их личным составом, боевой техникой, вооружением и автотранспортом. К середине 1941 года абсолютное большинство указанных соединений было недоукомплектовано. Нехватка боевой техники и вооружения, а также высокоманёвренный характер боевых действий начального периода войны поставили советское командование перед необходимостью изменений в организационной структуре танковых частей. В конце июля 1941 года началось упразднение механизированных корпусов, продолжавшееся до сентября. Танковые дивизии передавались в подчинение командующих армиями, а моторизованные реорганизовывались в стрелковые дивизии.

В то же время из механизированных корпусов, находившихся во внутренних военных округах, было создано 10 танковых дивизий. В своём составе они должны были иметь два танковых, моторизованный и артиллерийско-противотанковый полки, разведывательный батальон, зенитный дивизион и другие подразделения.
В конце августа 1941 года народный комиссар обороны утвердил штат танковой бригады полкового состава на 93 танка. Танковый полк бригады состоял из трёх танковых батальонов. Один батальон планировалось укомплектовать тяжёлыми и средними танками, два других лёгкими. Уже в сентябре в танковых батальонах полка произошли изменения в сторону уменьшения количества танков, после чего в бригаде стало 67 машин. Опыт применения бригад полкового состава выявил ряд недостатков в их организации. Так, наличие промежуточной инстанции (полка) усложняло управление, командир и штаб бригады иногда лишались возможности оперативно реагировать на изменение обстановки. Учитывая всё это, в сентябре началось формирование бригад батальонного состава.

Одновременно с созданием новых танковых бригад происходило формирование отдельных танковых батальонов. Основной причиной их появления, как показала боевая практика, стала необходимость усиления ими стрелковых дивизий, оборонявших важные направления или рубежи, поскольку дробление бригад для этой цели приводило к распылению их усилий, усложняло управление подразделениями и затрудняло материально-техническое обеспечение.
Первый штат отдельного танкового батальона военного времени приняли в том же сентябре 1941 года. По этому штату батальон должен был иметь три танковые роты (одна рота средних и две роты лёгких танков). Штатом предусматривалось иметь 130 человек и 29 танков. Вскоре выявилась потребность и в более мощных танковых батальонах, в составе которых имелись бы и тяжёлые танки. Такие батальоны создали в ноябре 1941 года. Они должны были состоять из роты тяжёлых танков двухвзводного состава, роты средних и двух рот лёгких танков. Всего в таком батальоне предусматривалось иметь 202 человека и 36 танков (тяжёлых 5, средних 11, лёгких 20).
В 1941-м и зимой 1942 года отдельные танковые батальоны содержались и по другим, причём различным, штатам. Это объяснялось главным образом условиями формирования частей, на укомплектование которых поступала имевшаяся в резерве материальная часть. Нередко по количеству боевых машин отдельные батальоны превосходили танковые бригады.
В начале января 1942 года началось формирование танковых бригад для конницы и пехоты. Предполагалось, что по своему составу они будут лёгкими, с минимальным числом подразделений обеспечения и обслуживания. В каждой такой бригаде предусматривалось иметь по штату 372 человека и по 46 танков. (В танковой бригаде для пехоты должно было быть 10 тяжёлых, 16 средних и 20 лёгких танков; в танковой бригаде для конницы предусматривалось иметь 20 средних и 26 лёгких машин.) Однако сформировать необходимое количество таких бригад не представлялось возможным. В феврале 1942 года было принято решение создать танковые бригады в составе 282 человек, 27 танков и включить их в штат стрелковых дивизий. Но и таких бригад удалось сформировать крайне мало.

Полученный опыт ведения боевых действий зимой 1941/42 года подтвердил правильность разработанной у нас в конце 20-х годов теории глубокой наступательной операции. Практика войны показала, что отсутствие в составе фронтов и армий крупных танковых соединений не позволяло в полном объёме решать такую важную задачу наступления, как развитие тактического успеха в оперативный.
Поэтому с марта 1942 года начали формирование первых четырёх танковых корпусов, которые имели в своём составе управление корпуса, вначале две, а вскоре три танковые и мотострелковую бригады. По этому штату в корпусе должно было насчитываться 5603 человека и 100 танков (из них 20 тяжёлых КВ, 40 средних Т-34 и 40 лёгких Т-60 или Т-70). В создаваемых соединениях совершенно не предусматривались артиллерийские части, инженерно-сапёрные, разведывательные подразделения, а также свой корпусной тыл. Управление корпуса фактически состояло из небольшой группы офицеров, предназначавшейся для координации боевых действий бригад.
Первый опыт боевого применения таких корпусов весной 1942 года на воронежском и других направлениях показал, что новые соединения не обладали необходимой оперативно-тактической самостоятельностью при ведении боевых действий, что отрицательно сказывалось на их результатах.
В июле 1942 года в штат корпуса были включены отдельный гвардейский миномётный дивизион, насчитывавший 250 человек и 8 реактивных установок БМ-13, разведывательный и мотоциклетный батальоны. Несколько позже в корпус поступили две подвижные ремонтные базы, а также рота подвоза ГСМ для обеспечения второй заправкой топлива и масла.

Параллельно с развёртыванием танковых корпусов в мае 1942 года начали создаваться танковые армии (ТА).
Первые две танковые армии (3-ю и 5-ю) сформировали в мае июне 1942 года. В конце июля этого же года непосредственно на Сталинградском фронте с использованием полевых управлений 38-й и 28-й армий были созданы соответственно 1-я и 4-я танковые армии, которые примерно через месяц расформировали.
Первоначально боевой состав ТА определялся директивами на их формирование и был неодинаковым. Опыт применения танковых армий летом 1942 года в оборонительных и наступательных операциях на воронежском направлении (5 ТА), в районе Козельска (3 ТА) и особенно в контрнаступлении под Сталинградом (5 ТА) позволил сделать ряд важных выводов о их боевых возможностях и организационной структуре. Наличие в них стрелковых дивизий, танковых и кавалерийских корпусов, обладавших различными боевыми возможностями и подвижностью, отрицательно сказывалось на организации, осуществлении взаимодействия, управления и материально-технического обеспечения. В целом ТА оказались громоздкими, неманёвренными и трудноуправляемыми.
В сентябре 1942 года начали формирование механизированных корпусов (МК), при этом учитывался опыт создания корпусов танковых. Поэтому уже в самом начале в новые соединения включались части и подразделения специальных войск. Однако организация корпусов всё же была неодинаковой. Так, например, 1-й и 2-й механизированные корпуса имели по три механизированные и по одной танковой бригаде, истребительно-противотанковый и зенитно-артиллерийский полки, дивизион гвардейских миномётов, бронеавтомобильный, ремонтно-восстановительный батальоны, а также инженерно-минную роту, роты управления и подвоза ГСМ. 3-й и 5-й механизированные корпуса вместо одной имели по две танковых бригады, а 4-й и 6-й корпуса вместо танковых бригад были укомплектованы каждый двумя отдельными танковыми полками.
Таким образом, из шести механизированных корпусов, полностью сформированных к началу 1943 года, имелось три типа организации, что сказывалось на численном составе новых соединений. В частности, по танкам это выглядело следующим образом. 1-й и 2-й МК должны были иметь по 175, 3-й и 5-й по 224, а 4-й и 6-й по 204 танка. Однако основным являлся штат, по которому содержались два первых корпуса. Этот штат стал основой для формирования всех новых корпусов, на него же в последующем были переведены корпуса, имевшие другую организацию.
В первой половине 1942 года танковые бригады, как отдельные, так и входившие в состав корпусов, формировались и укомплектовывались по различным штатам. Наличие в составе бригад батальонов и рот, имевших тяжёлые, средние и лёгкие танки, отрицательно сказывалось на их применении. В июле 1942 года был утверждён единый штат для всех танковых бригад, на который постепенно переводились ранее созданные бригады.
Механизированные бригады начали создаваться в сентябре 1942 года, то есть с момента формирования механизированных корпусов. Кроме того, имелось несколько отдельных механизированных бригад.
В 1942 году было сформировано необходимое количество мотострелковых бригад, которые включались в состав танковых корпусов, а несколько подобных бригад сделали отдельными. Все бригады создавались по единому штату и должны были иметь в своём составе три мотострелковых батальона. артиллерийский и зенитно-артиллерийский дивизионы, а также подразделения обеспечения и обслуживания.
Наряду с формированием отдельных танковых бригад, предназначавшихся для поддержки пехоты, в сентябре 1942 года началось формирование отдельных танковых полков, которыми также предполагалось усиливать стрелковые соединения. Организация такого полка была аналогична организации танкового полка механизированной бригады.
Почти одновременно, в октябре 1942 года, стали создавать отдельные тяжёлые танковые полки прорыва РГК. По штагу полк состоял из четырёх рот (в каждой по 5 танков) и роты технического обеспечения. Всего в нём должно было насчитываться 214 человек и 21 тяжёлый танк КВ. На укомплектование этих полков направлялись тяжёлые танки, изъятые из смешанных отдельных танковых батальонов и расформировывающихся в это время тяжёлых танковых бригад, созданных в небольшом количестве летом 1942 года.
В результате осуществления в 1942 году поистине грандиозной программы строительства танковых войск к январю 1943 года в Красной Армии имелось две танковых армии, 24 танковых (из них два в стадии формирования), 8 механизированных (два из них завершали формирование) корпусов, а также значительное количество различных бригад, полков и батальонов, предназначавшихся для совместных действий с пехотой.
В дальнейшем совершенствование организационной структуры бронетанковых и механизированных войск Красной Армии продолжалось.
Так, для усиления противотанковых возможностей мотострелкового батальона танковой бригады в январе 1943 года в его штат включили роту противотанковых ружей, а в марте зенитно-пулемётную роту. Более существенные изменения произошли в конце 1943 года, когда был принят новый штат танковой бригады. В связи с принятием на вооружение танка Т-34–85, экипаж которого состоял из пяти человек (что, впрочем, не всегда соблюдалось), рота противотанковых ружей мотострелкового батальона в апреле 1944 года была обращена на доукомплектование экипажей новых танков. На этот штат танковые бригады переводились постепенно, прежде всего бригады, входившие в состав танковых и механизированных корпусов. В дальнейшем, вплоть до конца войны, организация танковой бригады практически не изменялась.

В январе 1943 года в целях усиления ударной силы механизированной бригады в штат танкового полка была введена ещё одна рота средних танков. Общее количество танков в полку осталось прежним 39. Однако средних танков стало 32, вместо ранее имевшихся 23, а лёгких уменьшилось на 9 машин. В феврале этого же года из бригады был исключён зенитно-артиллерийский дивизион, а вместо него введена зенитно-пулемётная рота. Одновременно в штат включили инженерно-минную роту, а все автомобили, предназначавшиеся для перевозки личного состава мотострелковых батальонов, свели в бригадную автороту.
Дальнейшие изменения в организации механизированной бригады происходили преимущественно в связи с совершенствованием организации её танкового полка. Так, в феврале 1944 года танковый полк перевели на новый штат, по которому в нём имелось три танковых роты, укомплектованных только средними танками. В результате в полку стало 35 танков Т-34, а лёгкие танки из штата были исключены. После этого до конца войны в бригаде не происходило никаких изменений.
В целях усиления огневой мощи танкового корпуса в январе 1943 года в его штат включаются миномётный полк РГК (36 120-мм миномётов) и самоходно-артиллерийский полк РГК (25 САУ). Несколько позже в состав некоторых корпусов ввели резерв танков (40 машин) с экипажами и 100 шофёров. Одновременно были увеличены возможности роты подвоза ГСМ.
В феврале вместо инженерно-минных рот в состав корпуса включили сапёрный батальон, а в марте зенитно-артиллерийский полк. В апреле в штат корпуса ввели истребительно-противотанковый артиллерийский полк (20 45-мм пушек) и истребительно-противотанковый дивизион (12 85-мм зенитных пушек). Однако уже в августе 1943 года их заменили двумя самоходно-артиллерийскими полками (СУ-76 и СУ-152). В октябре в отдельных танковых корпусах, а в ноябре во всех остальных вместо бронеавтомобильного батальона вводится отдельный мотоциклетный батальон, в который вошли две мотоциклетные, танковая роты, рота бронетранспортёров и истребительно-противотанковая артиллерийская батарея.
В августе 1944 года в целях повышения огневых возможностей корпуса в его состав включили лёгкий артиллерийский полк, в котором имелось 24 76-мм пушки.
Из сказанного следует, что организация танкового корпуса совершенствовалась главным образом в направлении увеличения огневой и ударной силы, повышения подвижности и самостоятельности корпуса при ведении боевых действий.
Организация механизированного корпуса совершенствовалась также с учётом опыта его боевого применения и в связи с поступлением в войска новой боевой техники. В январе 1943 года из состава механизированной бригады был исключён зенитно-артиллерийский дивизион, а из корпуса армейский полк ПВО. Одновременно в состав корпуса ввели миномётный полк (36 120-мм миномётов), самоходно-артиллерийский полк смешанного состава (8 СУ-122, 17 СУ-76), а также резерв танков (40 танков и 147 членов экипажей) и 100 шофёров. В феврале вместо инженерно-минной роты в корпус включили сапёрный батальон, а в марте роту управления переформировали в батальон связи. В это же время в штат корпуса поступил зенитно-артиллерийский полк (16 37-мм пушек, 16 ДШК). В апреле в штат был введён истребительно-противотанковый артиллерийский полк и авиационное звено связи 3 самолёта. В мае корпус получил истребительно-противотанковый артиллерийский дивизион и роту химической защиты. В августе 1943 года взамен истребительно-противотанкового полка в штат корпуса ввели самоходно-артиллерийский полк СУ-76 (21 установка), а вместо истребительно-противотанкового дивизиона полк СУ-85 (16 установок и один танк Т-34).
В это же время из штатов механизированных корпусов, входивших в состав таковых армий, исключили бронеавтомобильные, а вместо них ввели отдельные мотоциклетные батальоны.
В 1944 году танковый полк механизированной бригады был переведён на новый штат. В результате в полку стало 35 средних танков, а лёгкие танки исключили совсем.
Что касается танковых армий, то в конце января 1943 года состоялось специальное заседание ГКО, посвящённое выработке положений об их формировании. Предварительно по этому вопросу были заслушаны мнения некоторых видных военачальников. Все сошлись на том, что из танковых армий необходимо прежде всего изъять немоторизованные стрелковые дивизии и организационно выделить их танковое ядро. Таким образом, танковые армии должны были иметь в своём составе, как правило, два танковых и один механизированный корпуса, зенитно-артиллерийскую дивизию, гвардейский миномётный, гаубичный артиллерийский, истребительно-противотанковый и мотоциклетный полки. В качестве частей обеспечения предусматривались полк связи, авиационный полк связи (самолёты По-2), инженерный батальон, автомобильный полк и два ремонтно-восстановительных батальона. К тыловым частям и учреждениям относились подразделения и части обслуживания полевого, управления армии, продовольственные, обозно-вещевые, медицинские и химические учреждения, органы артиллерийского снабжения, снабжения ГСМ, а также части по сбору, приёму и эвакуации трофейного имущества. Однако следует отметить, что состав танковых армий определялся приказами на их формирование и был неодинаковым. Так, например, из 64 наступательных операций, проведённых танковыми армиями указанного выше состава, в 32 случаях они действовали в двухкорпусном составе. Только одна танковая армия (3-я гвардейская) в ходе всей войны имела три корпуса.
В начале 1944 года было принято решение ввести в состав танковых армий самоходно-артиллерийские и лёгкие артиллерийские бригады. К концу сентября 1944 года все шесть танковых армий уже имели эти бригады. Однако для успешного проведения операций танковые армии усиливались артиллерийскими и истребительно-противотанковыми бригадами и полками.
В конце войны танковая армия трёхкорпусного состава, как правило, имела свыше 50 тыс. человек, 850–920 танков и САУ, около 800 орудий и миномётов, более 5 тыс. автомобилей. Однако в подавляющем большинстве наступательных операций танковые армии не имели полного комплекта людей, вооружения и боевой техники.
В феврале 1944 года упоминавшиеся выше тяжёлые танковые полки прорыва перевели на новые штаты, и они стали именоваться тяжёлыми танковыми полками. В новых полках насчитывалось 375 человек, четыре танковых роты ИС-2 (21 танк), рота автоматчиков, сапёрный и хозяйственный взводы, полковой медицинский пункт. При формировании этих полков им присваивалось почётное наименование «гвардейский».
Отдельные танковые полки тоже были переформированы. Суть этой реорганизации, проведённой в начале 1944 года, состояла в исключении из них лёгких танков, усиления подразделений обеспечения и обслуживания. В целом в полку должно было быть 386 человек и 35 танков.
В декабре 1944 года начали формирование отдельных гвардейских тяжёлых танковых бригад. Организационно бригада состояла из трёх тяжёлых танковых полков, моторизованного батальона автоматчиков, подразделений обеспечения и обслуживания. Всего в бригаде насчитывалось по штату 1666 человек, 65 тяжёлых танков ИС-2, три самоходно-артиллерийских установки СУ-76, 19 бронетранспортёров и 3 бронемашины.
Кроме рассмотренных частей и соединений, в танковых войсках имелись танковые полки и бригады специального назначения. В середине 1943 года был сформирован инженерно-танковый полк. В него входили две танковые роты Т-34 и подразделения обеспечения. В полку насчитывалось 22 средних танка, 18 тралов и средства их транспортировки.
Здесь кратко рассмотрена организация танковых частей и соединений. Однако это не означает, что полки, бригады и корпуса были все одинаковыми по укомплектованности. Реально, особенно в танковых и механизированных корпусах, имелись значительные несоответствия с их основными штатами.
В целом же следует отметить, что в годы войны организационная структура танковых войск находилась в полном соответствии со способами ведения боевых действий и в значительной степени способствовала достижению высокой боевой эффективности этого рода войск.


Сокращения, принятые в схемах:
БМП батальонный медицинский пункт,
ГАП гаубичный артиллерийский полк,
ЗПУ зенитно-пулемётная установка,
MЗА малокалиберная зенитная артиллерия,
МСБ мотострелковый батальон,
МСП мотострелковый полк,
ОЗАД отдельный зенитно-артиллерийский дивизион,
ПТА противотанковая артиллерия,
ПТД противотанковый дивизион,
ПТО противотанковая оборона,
ПТР противотанковое ружьё,
РТО рота технического обслуживания,
ТБ танковый батальон,
ТП танковый полк.

Иллюстрации


Лёгкий танк Т-26 обр.1939 г. Западный фронт, зима 1941 г.
T-26 mod.1939 Light Tank. Western front, winter 1941.



Лёгкий танк БТ-5. Западное направление, 1941г.
ВТ-5 Light Tank. Western direction, 1941г.



Лёгкий танк Т-60. 61-я отдельная танковая бригада, Ленинградский фронт, 1943 г.
Т-60 Light Tank. 61th Independent Tank Brigade, Leningrad front, 1943.



Лёгкий танк T-70M. Зима 1942–1943.
Т-70М Light Tank. Winter 1942–1943.



Средний танк Т-28. Ленинградский фронт, март 1943.
Т-28 Medium Tank. Leningrad front, March 1943.



Средний танк Т-34 обр. 1941 г. 3-я гвардейская танковая бригада, Калининский фронт, весна 1942.
T-34 mod.1941 Medium Tank. 3rd Guards Tank Brigade, Kalininsky front, spring 1942.



Тяжелый танк КВ-1. 116-я танковая бригада, апрель 1942.
KV-1 Heavy Tank. 116th Tank Brigade, April 1942.



Средний танк Т-34–85. 63-я гвардейская Челябинская танковая бригада, 10-й гвардейский Уральский добровольческий танковый корпус, 4-я гвардейская танковая армия, Прага, май 1945.
T-34–85 Medium Tank. 63th Guards Chelyabinsk Tank Brigade, 10th Guards Ural Volunteer Tank Corps, 4th Guards Tank Army, Prague, May 1945.



Тяжелый танк ИС-2. 7-я отдельная гвардейская тяжелая танковая бригада, 8-я гвардейская армия, 1-й Белорусский фронт, Берлин, май 1945.
IS-2 Heavy Tank. 7th Independents Guards Heavy Tank Brigade, 8th Guards Army, 1st Belorussky front, Berlin, May 1945.

Примечания

Здесь и далее танки расположены по хронологии принятия их на вооружение, за исключением плавающих танков T-37A и Т-38, которые в своё время относились к классу малых танков, впоследствии исчезнувшему. Поэтому они находятся в начале главы «Лёгкие танки».

(обратно)

информация взята с журнала «Бронеколлекция» 1995 №1 Советские танки второй мировой войны

 

клан ВЛКСМ [ BLKCM ] WoT

 



Официальный сайт клана [BLKCM] Наша Родина - СССР 


© 2013-2019 BLKCM_